Кира Муратова

Перемена участи

(Жанар Секербаева, Инфо-Цес, 26 ноября 2010 года)

Кира Муратова на кинофестивале «2 in 1», Москва, октябрь 2010
Кира Муратова на кинофестивале «2 in 1», Москва, октябрь 2010

Кира Муратова, приехавшая в Москву на кинофестиваль «2 in 1» в октябре, с удовольствием рассказывала об актерах, не скрывая иронии, сочувствия или доброго смеха. Внимательная к деталям, режиссер рассказывала такие подробности о создании кино, которые на первый взгляд могут казаться второстепенными. Но не у Муратовой, где каждая вещь, слово, пейзаж — выверены.

— Как работаете с актерами? У вас снимались Нина Русланова, Георгий Делиев, Олег Табаков, Алла Демидова. Как вы находите с ними общий язык?

— Если меня не просят сами актеры, то стараюсь их не предуведомлять о ролях, потому что и профессионалы, и непрофессионалы, подобно всякому живому существу, таят индивидуальное. И если сразу сказать, что я хочу такой подтекст, человек начнет угождать режиссеру, самое интересное зажмет, а я жду сюрприза.

Люблю снимать комбинированно, актеров и неактеров вместе, они мешают друг другу. Топорщатся, снимается защита, и раскрывается, помимо их профессионализма, человеческое. Даже когда два замечательных актера высокой школы играют вместе сцену, я могу восторгаться, плакать, но обычно это в чужих фильмах.

Каждый режиссер хочет выстроить свой замкнутый мир и пытается туда заманить людей, чтобы они вошли и поверили.

На Нину Русланову я часто сердилась, она любила всех разозлить. Русланова очень волнуется, профессионализм и волнение — удивительное сочетание. Тем не менее ей казалось, что она не сыграет, что в этот раз не получится, и, чтобы возгореться, как машине завестись, ей нужно избрать жертву, будь то гример, ассистент — не важно кто, — и начать экзекуцию. Так было в фильме «Познавая белый свет», где она играла с неактером Сергеем Поповым, и по этому поводу делала замечания, придиралась со страшной силой, чтобы возбудить себя и взлететь как ракета. Иногда она перекидывала агрессию на меня.

У некоторых актрис рождение образа при всем высоком профессионализме похоже на роды с истериками, болью. Иногда доходит до глупости, актеры становятся детьми, наступает ограниченность. Нина Русланова обвиняла гримершу в том, что та капает ей в глаза ядовитые капли. Это безумие! Во второй половине своей карьеры Нина Русланова взяла себя в руки, начала сдерживаться.

Ни с одним из актеров не было плохо, даже с Ниной Руслановой преобладает счастье общения.

Георгий Делиев снялся в «Настройщике», «Мелодии для шарманки» и «Второстепенных людях». Он очень гибкий, мягкий, много предлагающий свое. Например, в эпизоде «Настройщика», где актер остается один в комнате, а Нина Русланова и Алла Демидова на кухне ругаются, он начинает петь на иностранных языках и на несуществующих тарабарских, что привело меня в восторг, и мы это включили в сцену.

Олег Павлович Табаков знаком мне еще с курсовой работы, которую я снимала вместе с моим первым мужем Александром Муратовым. Незначительная работа, но с тех пор запомнила Табакова таким, каким вы его знаете: шустрым, юрким, веселым и очень талантливым тогда еще студентом школы-студии МХАТ. После мы не виделись тысячу лет и лишь два-три раза пересекались в жизни.

Встретила Табакова после инфаркта, спросила: «Как произошло?» На что он ответил: «От тщеславия». Меня так поразила и восхитила его формулировка! Он приезжал однажды в Одессу и хотел устроить филиал актерской студии, желал моего участия в предприятии, но педагогическая деятельность меня не интересовала и не интересует.

В другой раз встретились на вручении премии «Триумф». Увидела его таким жизнерадостным, искристым, какой он всегда, что произвело на меня сильное впечатление. Решила дать ему роль в «Трех историях», по сценарию, там была старушка, но я сразу ее переписала.

Как-то раз на площадке он в образе пожилого человека с больными ногами сидел в кресле. Даже в перерыве на обед он так и сидел, в гриме, усах. Я посмотрела на Табакова и захотела рассказать ему что-то смешное, но вдруг подумала: «Да он же не поймет!» Я восприняла его в образе!

Новую роль для Аллы Демидовой я бы очень хотела, это потрясающая актриса со всеми ее человеческими свойствами. Она умеет ими руководить, как дрессировщик своими дикими зверями, которые в каждом из нас живут, и в ней тоже. Будет ли роль? Я не решилась бы пригласить Демидову на эпизод. Демидова — Актриса Актрисовна, ей нужна большая, хорошая роль. Она говорила при нашем прощании, что хотела бы сыграть злодейку.

Свою роль в «Настройщике» Алла Демидова воспринимала как не свое амплуа. Актриса считала, что могла бы сыграть все, проделав определенную работу, а мне казалось: ничего не нужно проделывать, нужно только войти в кадр. Поэтому у нее было поначалу ощущение, что я с ней не работаю.

Демидова привыкла в последнее время играть Медею и на этих котурнах живет в своей актерской жизни. Как-то Рената Литвинова подошла к Демидовой и сказала, что это ее роль (роль дамы в «Настройщике». — Прим. авт.) и что она так ей подходит, чем навеки загубила себя в глазах коллеги.

— Почему не снимаете Людмилу Гурченко?

— Я училась с ней на одном курсе и обожаю ее как актрису. Почему не снимаю — загадка моей жизни. Гурченко появилась в небольшой роли в моем фильме «Познавая белый свет». Может быть, я все про нее узнала во время обучения и мне больше неинтересно. Но старые работы актрисы смотрю с удовольствием. Мы тесно дружили в студенческие времена, учились на объединенном курсе Герасимова: актеры и режиссеры в одной мастерской.

* * *

— Название «Два в одном» пришло, когда ничего не могли придумать. Две новеллы в одном фильме — таково банальное объяснение. Хорошо, когда в названии есть загадка, манок странный, как, например, в картине «Перемена участи». Меня спрашивают: почему? Если знать подоплеку, это юридический старинный термин. Вычитала о нем из сборника речей знаменитых русских адвокатов. Там было такое разъяснение: человек сидит в камере 10 лет за преступление, остался месяц до завершения срока, но ему уже абсолютно нестерпимо. И зарекомендовавший себя кротостью заключенный, чтобы просто выйти оттуда куда-нибудь, берет табуретку и шарахает по голове вошедшего надзирателя. Виновнику дают новый срок. Преступление совершено не из ненависти к надзирателю, а потому что человек хотел прекратить настоящее, желал переменить участь.

— Как у вас в фильмах появились повторы?

— Появились, но потом стали надоедать. Девочка в «Мелодии для шарманки» спрашивает продавщицу: «Маринованные или соленые огурцы?» Это не обычный повтор, героиня таким образом скрывает кражу хлеба.

Раньше казалось, что люди разговаривают повторами и это свойство человеческих взаимоотношений. А затем повторения играли музыкальную роль. В фильме «Познавая белый свет» Нина Русланова садится в машину, и так несколько раз. Я зарифмовывала действие под музыку Валентина Сильвестрова. Рифма, стихотворения — это суперсюрреалистическая вещь, однако мы воспринимаем поэзию натурально в силу привычки, с детства нас так приучили.

Иногда из своих фильмов повторяю вещи в другом фильме, цитирую. Фразу «Касса баранину не выбивает» однажды крикнул актер Жан Даниэль, и мы стали к месту и не к месту ее использовать. Зачем? Понятия не имею, наверное, в качестве воспоминания.

— Вы не любите хеппи-энд?

— Очень люблю, когда это возможно. На вопрос не могу ответить, это скорее рассуждение. Не вижу другого подхода, решения. Мы все смертные, какой уж тут хеппи-энд, но допустимо на время отвлекаться от подобной мысли.

— Во всем мире говорят о румынской волне в кино. Вы наблюдаете за тенденциями?

— Слежу за новым кино по мере возможности. Нравятся многие фильмы, противоположные моим, я всеядна, как зритель воспринимающий, а как режиссер смотрю на кинематограф узко.

Любила румынский театр, хотя он не был передовым в отличие от России, славившейся замечательными театрами. В Румынии театры хорошего среднего уровня и манера актерской игры устремлена в сторону французского театра: быстроговорение, поговорность, естественность, четкая дикция.

Румынские фильмы очень конкретные, не претендуют на возвышенную философскую манерочку — отлетать вдаль и ввысь, которая удается очень немногим, например Александру Сокурову.

— По какой причине вы не сняли фильм по сценарию «Злая Фаина, добрая Клавдия»?

— Это сценарий Ренаты Литвиновой, составленный мною из двух историй. Картина не состоялась драматическим образом. Я поссорилась с продюсером — мужем Литвиновой, господином Антиповым. На тот момент он приобрел сценарий и стал неожиданно диктовать поправки. Мне вообще продюсеры ничего не диктуют. С Ренатой мы в тот период не соприкасались, избегали взглядов друг друга.

Затем желания вернуться к «Фаине» не было ни у Ренаты, ни у меня. Такое бывает, когда перегорело желание и, если пытаешься себя заставить, что-то внутри говорит: «Опасно! Опасно!» Подобное случается с вещами в гонении, и это сливается с мучениями. Я не хочу их знать, срабатывает чувство самосохранения.

— Как выбираете сценарий?

— Рената Литвинова называет сценаристов людьми загробного мира в кино, они есть, и они первоисточник, но, когда делают кино, о них забывают. «Есть актеры — для публики, есть режиссер — для продвинутой публики, оператор — это неинтересно, а сценарист — неужели такой был?» — обычно так размышляют люди.

Выбираю сценарий по контрасту с предыдущими фильмами. Люди, дающие читать сценарий, обычно ориентируются на твою прежнюю работу. После того как занимаюсь одним, хочется противоположного, после кислого хочется десерта. После картины «Два в одном» с психологически-эротическими извивами, о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной появилась «Мелодия для шарманки». Фильм для себя я называла «Холод, голод, две сиротки», где нет никаких извивов, все прямо и очень просто. Вы ждали развлечений, но ничего не получили.

Вернуться на главную


© 2004-2016, Kira-Muratova.narod.ru
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна