Кира Муратова в передаче «Стоп-кадр»

Кира Муратова в передаче «Стоп-кадр»

(Роман Оленев, Телекомпания «АТВ», 16 декабря 2009 года)

Стоп-кадр: Кира Муратова

(Роман Оленев, Телекомпания «АТВ», 21 декабря 2009 года)

Режиссёр-женщина, да ещё и талантливая — явление и по сей день редкое. А, не побоюсь этих слов, легендарные режиссёры-женщины, явление исключительное. Кира Георгиевна Муратова, обладательница неповторимой, уникальной киноэстетики, представила 16 декабря в кинотеатре «Родина» свой новый фильм «Мелодия для шарманки». И нам удалось встретиться со знаковым режиссёром и обаятельной женщиной.

Роман Оленев: вы всегда интересовались второстепенными, маленькими людьми в своих фильмах, на этот раз сняли картину, где главные герои — маленькие люди — в прямом и переносном смысле. Как работалось с детьми? Почему был такой длительный кастинг, что вы искали в детях?

Кира Муратова: дети — это те же актёры на самом деле, они должны быть талантливы. Просто в детях этот состояние может быть приходящим, оно может пройдёт или не будет совпадать с внешним обликом этого существа. На самом деле, они со временем становятся очень серьёзными профессионалами. Они очень ответственно и серьёзно относятся к своим ролям и они работают «большими мазками», это очень редко кому доступно. Конечно, у них есть своя специфика чисто физиологическая — они быстрее устают.

Роман Оленев: ваш новый фильм отсылает нас ко многим литературным источникам — Андерсен, Достоевский, их истории — это тоже грустные святочные истории и финал так же трагичен, но всё же окончательное слово у писателей — обнадёживающее.

Кира Муратова: значит, я не так уж подражательно шла по пути Андерсена. Что значит, почему? Потому что жизнь для меня представляется с трагизмом на молекулярном уровне. Окружающая реальность, вся вселенная трагична. Я не верю в Бога, поэтому я воспринимаю трагизм таким буквальным и оголённым.

Роман Оленев: в какой-то степени можно говорить, что выбрав жанр рождественской сказки, вы нарисовали почти предапокалиптическую картину… вы не согласны?

Кира Муратова: я слушаю вас, но я же могу быть не согласной так же как и вы?

Роман Оленев: вы наполнили картину христианской символикой и поэтому зритель неизбежно вынужден искать прочтение где-то в этом русле.

Кира Муратова: зритель хочет хеппи-энда, а его здесь нет, это трагедия. Искусство даёт удовольствие не только хэппи-эндом, искусство даёт удовольствие искусством.

Евгений Голубенко, редактор и художник: там есть тема рока и невезения, которое присутствует всегда в любой жизни. В этом фильме это основная тема. Этим детям могло и повезти, но не повезло.

Роман Оленев: в вашей новой работе чувствуется если не уход от абсурдистского киноязыка, меньше провокаций по отношению к обычному зрителю…

Кира Муратова: я не очень умею эти термины применять к себе, я их всегда забываю. Я думаю, что на некоторые вопросы человек не должен и не вправе вообще отвечать. Даже то, что я сейчас с вами говорю — это неправильно. Я уже сделала это кино и я уже не должна его ни оправдывать, ни объяснять.

Роман Оленев: вам пришлось в 60–70 годы испытать давление со стороны советского киноруководства. Сегодня вроде как нет цензуры, вы чувствуете какое-то давление или ограничение?

Кира Муратова: я не чувствую. Я только сама во всём могу быть виноватой и это правильно. Если я не придумала — я не права, если я не убедила — я не права, если мне не дали денег — и тут я не права.

Роман Оленев: тот нравственный кризис, который сегодня переживает общество…

Кира Муратова: общество всегда его переживает.

Роман Оленев: известна ваша любовь к чёрно-белой эстетике, вы даже говорили, что цвет в кинематографе вас раздражает и всё же большинство ваших фильмов выполнено в цвете. Как вы решаете быть фильму цветным или чёрно-белым?

Кира Муратова: из всех моих фильмов, мне цвет нравится только в фильме «Познавая белый свет». Я предпочитаю чёрно-белое кино, оно ближе к тому, что я называю искусством в кино.

Роман Оленев: вы — настоящий образец интеллигента, может вы с этим и не согласны…

Кира Муратова: я не очень хорошо понимаю это слово, но я согласна.

Роман Оленев: в ваших фильмах образ интеллигента занимал едва ли не центральное место, но показан он абсолютно бессильным. Значит ли это, что вы совсем не верите в интеллигенцию, как силу, ответственную за нравственное здоровье общества.

Кира Муратова: я не знаю. Я симпатизирую силам добра, которые пытаются верить в прогресс, которые верят в то, что искусство имеет прямое влияние на ход событий. Я в это глубоко не верю.

Роман Оленев: вы сегодня безусловно авторитет для всех критиков и зрителей, другое дело, что не все разделяют вашу эстетику, обвиняют ваши фильмы в искусственности, неестественности. Что для вас значит художественная правда в кино?

Кира Муратова: правды не существует вообще. Иллюзию правды можно создать.

Роман Оленев: как вы себе объясняете то, что впервые ваш фильм показали не в кинотеатре «Маски», расчитаном на искушенного зрителя, а в таком большом демократичном кинотеатре.

Кира Муратова: я это объясняю тем, что поумнели.

Роман Оленев: если обратиться к современному одесскому аматорскому кино, как вам кажется, что у ребят получается, что вам не нравится в молодых режиссёрах?

Кира Муратова: я мало смотрела. Я не поклонница того, что я видела в этом фестивале. В Киеве я видела достаточно много интересных студенческих работ. Может это был неудачный фестиваль здесь.

Роман Оленев: что бы вы посоветовали. К чему нужно быть внимательными, на какие темы обращать внимание?

Кира Муратова: к искренности. Большинство из них, снимая кино, подражали тому, как якобы нужно делать кино, как принято делать кино.

Вернуться на главную


© 2004-2017, Kira-Muratova.narod.ru
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна